Заметая следы, сжечь восьмерых   Попытка скрыть смерть привела к гибели в огне восьми человек из Гатчинского района. Поджог был срежиссирован после спирта с джин-тоником и оплеухи с матом. 47news услышал, как антигерой играл обеспокоенную роль, а его приятель висел на окне в ожидании спасения ребенка.

   Гатчинский городской суд 23 января арестовал на два месяца 37-летнего Юрия Куликова, подозреваемого в убийстве «с целью скрыть другое преступление». По версии следствия, мужчина поджег десятиквартирный деревянный дом в поселке Дружноселье после конфликта с подругой. Арестованный не запирается и охотно дает показания. Как и его приятель, 24-летний житель деревни Лампово Гатчинского района, Игорь Драгон.

   Пожар произошел вечером 19 января в доме №5 по Зеленой улице поселка Дружноселье Гатчинского района. Погибло 8 человек, в том числе двухлетний мальчик.

   Как минимум с полудня 19 января на втором этаже дома в двухкомнатной квартире №5 выпивала компания. За столом сидела 33-летняя хозяйка квартиры Виктория Петрова, ее сожитель Юрий Куликов, Игорь Драгон и мать Виктории, Татьяна Иванова. А в соседней комнате спал двухлетний сын Виктории, Иван Кузнецов. На столе был спирт, пиво, джин-тоник и немудреная снедь. За добавкой спиртного впрок Игорь Драгон вместе с Татьяной сходили около трех часов дня в поселок Сиверский. Когда пришли, выпили по рюмке-другой. Татьяна пошла в комнату передохнуть и уснула. Тем временем за столом стала тлеть перепалка между Викторией и ее бойфрендом Юрием. Слово за слово, и оба стали сыпать злым матом.

   Кстати, чуть ранее, в этот же день, в гости к Виктории Петровой приходил ее бывший муж и отец ребенка, 34-летний Олег Кузнецов. Как выяснилось на следствии, встретили его нелюбезно. Нынешний ухажор Куликов прогонял экс-соперника с элементами рукоприкладства.

   – Я ее увел в комнату. Ту, в которой никого не было. Разговор был не из приятных. Она, мне, мол, козел, и прочее, а потом по лицу ладонью врезала. Я развернулся и стал уходить. Она мне вслед еще пару крепких слов бросила и еще раз заехала. Тут я развернулся и ударил наотмашь. Она упала. Я к ней. Смотрю, не шевелится. Сразу подумал, что убил», – рассказал следователям на уличном эксперименте Юрий Куликов. По его словам, после этого он вернулся на кухню, выпил пива с Игорем и вышел покурить на улицу. «Я увидел канистру. Ну и придумал план, как скрыть убийство. Взял ее и поднялся на второй этаж. Там разлил и поджег, а канистру в огонь бросил. Потом зашел в квартиру, закрыв за собой дверь, и сел с Игорем пить.

   Собутыльник поджигателя так описывает дальнейшие события: «Юра вдруг сказал, что откуда-то несет запахом горящей проводки. И действительно, запахло горелым. Юра подошел к входной двери и открыл ее, а оттуда клубы дыма. Он тут же вернулся на кухню и разбил окно. Сказал мне вылезать и прыгать, а сам убежал в комнату. Я повис на подоконнике и стал кричать, что бы он мне ребенка передал. Держался с минуту, потом прыгнул. За мной и Юра. Я его спросил, почему он ребенка не вытащил. Он ответил, что не нашел». По словам приятелей, они пытались зайти в дом и с парадного, и с черного входа, но к тому времени лестницы уже были в огне.

   Известно, что Юрий Куликов и Игорь Драган состоят на учете в психоневрологическом диспансере, где проходили лечение. Например, у Игоря диагностирована социопатия. Он, кстати, процессуально до сих пор подозреваемый. Про него также известно, что в 14 лет он был замечен в поджоге.

   На шее Виктории Петровой были обнаружены резаные ранения. Их происхождение пока неясно. «С одной стороны, Куликов уже наговорил себе на пожизненное и в себе не замыкается. Да и при пожаре с обрушением разное бывает. Может, и баграми зацепили при разборе. С другой стороны, это пока лишь его слова о том, что рукой ударил. Точнее покажет экспертиза. Пока проводятся исследования, утверждать что-либо наверняка рано. Но уже ясно, что все погибшие, в том числе и Виктория Петрова, на момент гибели были живы, поскольку в легких у всех был углекислый газ. А значит надышались дымом», – пояснил 47news собеседник в следствии.

   В огне, помимо Виктории Петровой, ее сына Ивана Кузнецова и Татьяны Ивановой погибли 90-летняя Серафима Терехова из квартиры №6 и 68-летняя Тамара Третьякова из седьмой. Женщины долгие годы трудились в туберкулезном диспансере, на чьем балансе стоял сгоревший дом. Погибли также 62-летняя Татьяна Петрович, жившая в восьмой квартире, 76-летняя Людмила Макарова из девятой и 59-летний Николай Золотов из десятой. Его тело нашли последним. Все жертвы со второго этажа и мансарды. На первом комнату снимала семья мигрантов, а в другой квартире жил 60-летний мужчина. Еще две пустовало. Причем одна из квартир была «резиновая». Это к факту, что в сгоревшем доме было прописано 68 человек. Как нам пояснили в правоохранительных органах, сегодня рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 322.2 УК («фиктивная регистрация»).

Столик возле пепелища

   Родственники рассказали 47news, что 24 января поставили рядом с обгоревшим остовом дома столик, на котором разместили игрушки, цветы и свечи. «Все желающие могут прийти и почтить память погибших,» – рассказал нам внук Тамары Третьяковой Даниил Валуев.

Виктор Смирнов, 47news


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ext lang

Календарь новостей

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Авторизация